Анастасия Гейн
ГЭС или изменения климата?
Кто виноват в амурских наводнениях и когда они прекратятся
Сильные ливни, прошедшие недавно в Приамурье, стали причиной нового паводка. Оказались подтоплеными территории в Амурской области, в Еврейской автономной области, в Хабаровском крае. На этом фоне возобновились разговоры о том, что Бурейская ГЭС усугубляет паводковую обстановку: якобы потопы происходят из-за ее сбросов, а не из-за дождей. Что в действительности вызывает наводнения на Дальнем Востоке и чего ждать в ближайшие годы, разбирался корреспондент ИА «Амур.инфо».
Крупнейшие наводнения 2010-х
Наводнения происходили в Приамурье с давних времен: доктор исторических наук С. Нестеров обнаружил на реке Бурее остатки поселения древних людей под слоем песка, намытого рекой. Но за последние 11 лет крупных наводнений на Дальнем Востоке было три: в 2009, 2013 и 2019 годах.
В конце июля 2009 года река Амур вышла из берегов возле Хабаровска и подтопила более 15 тысяч огородов и дачных участков на островах и левом берегу реки. По данным РИА Наука, причиной стали интенсивные дожди в Китае. Они сформировали паводок, который был наложен на гребень паводка с Верхнего Амура.
Это наводнение не сравнить с аномальной ситуацией 2013 года. В конце лета на Дальний Восток обрушился мощный паводок и привел к самому масштабному наводнению за последние 115 лет. По данным РИА Новости, пострадали пять субъектов Дальневосточного федерального округа, больше других – Амурская область, Еврейская автономная область и Хабаровский край. Всего вода подтопила 37 муниципальных районов, 235 населенных пунктов и более 13 тысяч жилых домов. Это более 8 миллионов квадратных метров затопленной территории.
Росгидромет назвал причиной произошедшего интенсивные ливни, которые шли больше двух месяцев в бассейне Амура. Сдержать потоки воды пытались Зейская и Бурейская ГЭС, они удержали в своих водохранилищах почти две трети притока Зеи и Буреи (19,1 кубометра). Без ГЭС весь этот огромный объем воды обрушился бы на населенные пункты.

Из-за паводка 7 августа в пяти регионах Дальнего Востока – Якутии, Приамурье, Хабаровском и Приморском краях, Еврейской автономной области – ввели режим ЧС. Ликвидировали последствия наводнения более 300 тысяч человек. Из опасных зон эвакуировали более 32 тысяч человек, в том числе свыше 10 тысяч детей.

По словам министра МЧС Владимира Пучкова, при наводнении не погиб ни один человек из гражданского населения. Но 4 сентября во время помощи пострадавшим погиб рядовой-контрактник Баир Банзаракцаев.

Общий ущерб от наводнения на Дальнем Востоке составил 527 миллиардов рублей. Пострадавшими были признаны около 190 тысяч человек. 2,48 тысячи жилых объектов стали непригодны для проживания.
Спустя 6 лет, в июле 2019 года, в Амурской области прошли сильные дожди, которые снова привели к наводнению. 25 июля в Приамурье ввели режим ЧС. По данным Znak.com, частично или полностью были затоплены 69 населенных пунктов в 20 муниципалитетах. Ущерб от паводка оценивали в 4 миллиарда рублей. Спасатели, местные власти и жители смогли противостоять паводку.

«Главное, чего удалось добиться властям, спасателям и силовикам благодаря совместной работе, — это не допустить ни одной жертвы и ни одной серьезной травмы», — говорил по этому поводу губернатор Василий Орлов.
При чем тут ГЭС?
Многие жители Дальнего Востока хоть и сталкиваются с наводнениями каждые несколько лет, не верят, что всему виной паводок. Среди местного населения распространено мнение, что к потопу приводят сбросы на Бурейской ГЭС. Эта гидроэлектростанция – крупнейшая на Дальнем Востоке России и входит в десятку крупнейших ГЭС России. В 2011 году Бурейская ГЭС вышла на полную мощность. А вскоре после этого и произошли наводнения 2013 и 2019 годов.

В то, что это простое совпадение, верят не все.

«Раньше не топило, а теперь постоянно, при наводнении вода мутная, а во дворах чистая и прибывает стабильно в то время, когда дождей почти нет», — говорят жители.

«После дождей вода раньше не стояла неделями. Она впитывалась и уходила, а сейчас уровень не то что не падает, а, наоборот, по 20 сантиметров за день прибавляется. Мы считаем, что это из-за сбросов на ГЭС. Никто не хочет об этом говорить, делать экспертизы — невыгодно просто, а вот сбрасывать — вполне. Это коммерческие проекты, а мы для них ничто, я так понимаю. С нами не считаются», — цитировал 17 сентября 2020 года жительницу уходящего под воду села Корсаково-2 Хабаровского края DVHAB.ru.
Синоптики при этом настаивают: ГЭС влияния на наводнения не оказывает. Заместитель директора Амурского гидрометцентра Елена Печкина в 2018 году заявляла «Комсомольской правде»:

«Сами ГЭС никак не влияют на климат региона, влияние оказывают только водные объекты, да и то лишь на микроклимат в радиусе 3-5 километров от самого водохранилища. Микроклимат города Зеи с организацией водохранилища, несомненно, изменился, но уже в радиусе свыше 10 километров от него ни в температурном режиме, ни в режиме выпадения осадков изменений не наблюдается. Также и с Бурейским водохранилищем: микроклимат изменился, причем в лучшую сторону, ведь любой водный объект оказывает отепляющее воздействие на прибрежную зону. Я всегда привожу пример: если измерять по прямой, то от Амурской области до Тихого океана всего 1 200 километров, и он никак не влияет на климат Амурской области. Поэтому говорить о влиянии двух сравнительно небольших водных объектов на территорию в 362 тысячи квадратных километров по меньшей мере несерьезно».
Лето-2020
Этот год не стал исключением: дожди снова обрушились на Дальний Восток и принесли с собой проблемы. Июнь-2020 признан самым дождливым за всю историю метеонаблюдений, рассказала Елена Печкина «Амурской правде». В Благовещенске выпало 251,5 миллиметра осадков, что побило рекорд 1931 года – 235 миллиметров.

Август почти везде тоже в два раза перекрыл норму. Максимум осадков зафиксирован на гидропосту села Светиловка Белогорского района — 351,9 миллиметра. Здесь дожди стали причиной паводка на окраине Белогорска. На метеостанции Свободного отмечено 307 миллиметров за месяц при норме августа 119. На третьем «мокром» месте – Благовещенск: 247 миллиметров, в последний раз такое было в 1984 году. «Но «серебро» августу-2020 не досталось, так как на первом месте 1928 год — тогда за последний месяц лета в Благовещенске выпало 261,4 миллиметра осадков. Это ответ тем, кто винит ГЭС в дождях — были гораздо дождливые годы и без этого пресловутого влияния», — сказала Печкина.
Сентябрь еще не закончился, но уже вошел «в тройку самых «мокрых» сентябрей с начала 2000-х», сообщил Амурский гидрометцентр в Instagram. 55 % нормы сентября – 44 миллиметра осадков – вылилось на Благовещенск с вечера 16 сентября. Это добавилось к норме, которая выпала в первых числах сентября. Сильные и умеренные дожди прошли по всем районам южнее Шимановска. Юг области попал под удар атмосферных фронтов проходящего циклона, который по своему влагозапасу имел летний характер.

По данным ГУ МЧС России по Амурской области, 16 сентября в трех муниципальных образованиях были подтоплены 37 приусадебных участков и один участок автомобильной дороги местного значения. Постепенно участки освобождались от воды, жителям помогали спасатели. Подтоплены территории также в Еврейской автономной области и Хабаровском крае.
Прогнозы экспертов
В этом году наводнения на Дальнем Востоке не закончатся. Эксперты ожидают, что большая вода будет беспокоить жителей региона еще 4-5 лет. Причины тому – климат и рельеф местности, а не работа гидроэлектростанций, рассказал Амур.инфо заместитель директора ФГБУН «Институт водных и экологических проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук» Алексей Махинов.

По его словам, для рек Дальнего Востока характерны большие наводнения в конце лета – начале осени. Для больших рек – таких, как Амур и его крупные притоки, — прослеживается хорошо выраженная многолетняя неравномерность водного режима. То есть существуют периоды повышенной водности, когда в течение 12-15-17 лет наводнения случаются часто, а бывают периоды такой же продолжительности, когда наводнений почти не бывает, или они бывают не такими мощными.
«В 2000-е годы на Амуре была пониженная водность. Тогда наводнений не было, и, наоборот, жители говорили о том, что Амур пересыхает, воды становится мало, водохранилища забрали всю воду. А с 2009 года наступил период повышенной водности, что исторически обязательно связано с большими наводнениями. В 2009 году было достаточно большое наводнение, потом в 2013-м, потом в 2019-м, потом в этом году. Это все приурочено к этому периоду повышенной водности. Этот период будет еще продолжаться несколько лет – мы считаем, что максимально он продлится до 2024-2025 годов», — рассказал Алексей Махинов.
На Дальнем Востоке горный рельеф. Многие реки приносят с гор много воды и выходят на равнину, а равнины не могут быстро сбросить эту воду, потому что уклоны рек не такие большие, как в горах. Поэтому вода здесь накапливается. Возникают локальные участки, где наводнения происходят особенно часто: в низовьях Зеи в районе Благовещенска, в Еврейской автономной области и особенно в Приамурье, в районе Дальнереченска. На этих территориях надо с особой осторожностью развивать инфраструктуру и строить дороги, особенно в режиме повышенной водности рек, отметил Махинов.

Отдельно эксперт остановился на работе гидроэлектростанций.
«ГЭС, конечно, влияют на водный режим. Но не настолько сильно – по сравнению с этими природными особенностями. И в целом в принципе оказывают даже положительный эффект. Они строились в основном, конечно, для получения электроэнергии, но их вторая задача – регулировать сток. Когда приток воды в водохранилищах или в притоке Амура большой, то они должны его сглаживать. И наоборот, когда воды мало, они должны сбрасывать ее в реки. Вот такие явления и наблюдаются в ГЭС. Но они не могут тоже перехватывать весь сток.
Водохранилища набирают воду в течение лета, а зимой ее перерабатывают на электроэнергию. К концу лета обычно набирают полное водохранилище или близко к этому, оставляя совсем немного, на всякий случай. И когда неожиданно начинаются наводнения (а они же не каждый год бывают, вот сейчас никто не мог предсказать, что в конце августа – начале сентября будет столько циклонов), воды приходит много, но сбрасывают ее все равно не больше, чем если река бы переносила, если бы этих ГЭС не было. Все равно они регулируют. Может быть, не так сильно, как могли бы, если бы они были только противопаводковыми. Но они ж еще вырабатывают электроэнергию.

Здесь надо найти четкое взаимодействие между тем, сколько воды набрать и сколько ее сбросить. А это очень сложно сделать, поскольку мы не можем прогнозировать наводнения. Причем Дальгидромет достаточно хорошо прогнозирует на неделю вперед, а прогнозировать на месяцы вперед, пока невозможно никому», — подчеркнул Алексей Махинов.
Использованы фотографии 1tv.ru, www.rushydro.ru, 28.mchs.gov.ru, szn.amurobl.ru
Made on
Tilda